Красноярских пассажиров возят на нелегальных автобусах

На второй день после страшной трагедии корреспондент «АиФ на Енисее» отправился на красноярский автовокзал. Несмотря на объявленные властью проверки, нелегальные перевозчики работают здесь, как и прежде.

Выгода или безопасность?

«Попросите их предъявить лицензию, что они имеют право таксовать, - ни у одного её нет. И плевать всем! Они ни налогов не платят, ни бумаг не имеют. Ничего вы своей статьёй не сдвинете, поверьте. Были аварии, и что толку? Вы подойдите и посмотрите - нелегальные автобусы полные. Сегодня людей больше тревожит цена, чем жизнь человеческая», - возмущается один из тех, кто занимается извозом.

Слева от железнодорожного вокзала за шлагбаумом жёлто-зелёная будка «Такси Ямщик», там не дают комментариев, но отмечают: на островке напротив стоят «воры», работающие без лицензии. Водитель единственного микроавтобуса с красной надписью «Ужур» над лобовым стеклом отмахивается: «У меня стоит 'Глонасс Евро 5', есть тахограф».

Ранним утром, на следующий день после аварии в Козульском районе, у красноярского автовокзала кипит жизнь. На площадке под зелёным навесом люди покупают билеты, звонят, возятся с сумками, общаются. Одна теребит в руках билет: ей надо в Ачинск, но автобус задерживается. Сначала она наотрез отказывается говорить. «Я выехала на один рейс раньше, чем те, кто вчера разбился. Теперь страшно ехать, но на автобусе мне удобней и выгодней, чем на поезде».

- Обе аварии - случайность, - говорит Андрей, водитель микроавтобуса Красноярск - Абан. - Легковые машины бьются, жертв бывает и больше, чем в той трагедии. Я девять лет на межгороде, насмотрелся дурных аварий. У нас механик осматривает машину, техосмотр делаем, страховка, лицензия есть, жёлтые номера, личная карточка водителя - обязаловка.

Андрей показывает пластиковую карту, её он вставляет в тахограф на приборной панели, аналог чёрного ящика, который отслеживает труд и отдых шоферов. В салоне укреплён датчик «Глонасса»: он следит за скоростью и нарушениями.

На вокзале регулярно делают объявления: «Берегите себя, пристёгивайте ремни безопасности», из громкоговорителя слышится: «Авария». Водитель только что приехал и, активно жестикулируя руками, жалуется контролёру: «По восемь раз останавливают за поездку, каждый сантиметр проверяют», - из-за этого происходят задержки.

Прокладка между сиденьем и рулём

«Глонасс», как станет ясно после общения с шоферами официальных предприятий, определяет солидность. А ещё бумаги: «У нас этих бумажек больше, чем у автоколонны 1967, - 'опытный водитель' большого частного автобуса, как он представился, показывает на лобовое стекло. - Как в библиотеке всё обклеено, потому что частного щипают со всех сторон, а у них две-три бумажки». Шесть лет ездит по трассе Красноярск - Ачинск - Назарово и уверен: аварии - из-за дальнобойщиков. «Их колонну не обогнать, трасса загружена. Начинаешь обгонять, а их три-четыре в ряд, и не успеваешь. Легковушки бьются». Из-за фур и пробок, которые тормозят движение, потом приходится торопиться.

Немногие водители признались, что позволяют пассажирам ездить, не пристегиваясь. В их числе - Юрий, сидящий за рулём белого вместительного микроавтобуса, он возит людей в Канск уже шестой год. «Нас приучили пристёгиваться. Раньше сели - и едут. Всё решает прокладка между сиденьем и рулём». Юрий обязан собирать по дороге тех, кто «голосует», а отсутствие у них страховки - уже дело хозяев.

Что до самих автобусов, то на автовокзал прибывают и «корейцы», похожие на скоростные поезда, и с помятыми боками и треснувшими лобовыми стёклами «русские», и пазики, и музейные экспонаты времён СССР. На таком раритете, который словно сшит гнилыми нитками, из села Агинское ездит Павел. Он признаётся: «Автобус - уже хлам. ЛАЗ 1980 года. Но техосмотр прохожу». Поменять транспорт Павел не на­деется: хозяин работает на себя, а по-простому, ворует. Жители ходить пешком не хотят, потому смирились.

На стоянке возле автовокзала стоит Сергей из посёлка Шира, он водит легковую «Тойоту Камри». Плату берёт вдвое больше вокзальной - 1500 рублей. «На дороге, когда тебе 50 лет, по-другому мыслишь: надо и внуков вырастить. Сам себе стал удивляться, не больше 110 км даже при обгоне еду. На такой скорости лучше реагировать. А по времени доезжаем почти в два раза быстрее». О безопасности думает - в машине есть ремни-треугольники, которыми можно пристёгивать детей с трёх лет.

* * *

Изменилось ли что-то после тех трагедий? Как сказал один из водителей: «Раньше на пути люди разговаривали, а сегодня пристегнулись, и тишина: смотрят настороженно за каждым движением, чтобы водитель не спал. И самому неприятно».

5 января. В Балахтинском районе на трассе М-54 в кювет съехал пассажирский автобус «Shuchi» с 43 пассажирами. По счастливой случайности никто не пострадал. 16 марта. В Лесосибирске на 304-м километре рейсовый автобус Красноярск - Енисейск столкнулся с грузовиком. Погибло три человека, пятеро получили травмы. Виновным признан водитель грузовика.

19 марта. На трассе М-54 «Енисей» фура выскочила на встречку и столкнулась с пассажирским рейсовым автобусом Красноярск - Курагино. Водитель получил травмы, 12 пассажиров остались целы.

20 марта. В Норильске столкнулись автобус МАЗ Норильск - Каеркан и три легковых автомобиля. В аварии погибла женщина, ещё 12 человек пострадали. Виновным признан водитель автобуса.

14 апреля. В Ужурском районе на 75-м километре трассы Ужур - Балахта в рейсовый автобус врезалась выехавшая на встречку иномарка. Один человек погиб, один ранен.

9 июля. В Балахтинском районе столкнулись микроавтобус и рейсовый автобус, следовавший по маршруту Кызыл - Красноярск. Погибло 11 человек и ещё девять получили травмы и ушибы. В Красноярском крае был объявлен траур.

22 июля. На трассе М-53 столкнулись рейсовый автобус Шарыпово - Красноярск и грузовой автомобиль. Погибли 11 человек, 44 пострадали. В крае вновь объявлен траур.











>> Херсонес Таврический стал особо ценным объектом наследия культуры РФ

>> Озеро Сайран в Алматы изменили до неузнаваемости

>> Москву на этой неделе ожидают снегопады и похолодание до -20 градусов